Rus

Нулевые выбросы и климатическая нейтральность: как Европа строит зеленую экономику

Нулевые выбросы и климатическая нейтральность: как Европа строит зеленую экономику
17 June 2020 года

В мае в России при поддержке Евросоюза прошел фестиваль зеленого документального кино Ecocup. Французская картина «Поколение Грета» стала одним из центральных событий форума, который из-за пандемии коронавируса прошел онлайн. Это фильм про молодых девушек из разных стран, от США до Филиппин, от Эквадора до Кении, которые вдохновились примером своей знаменитой ровесницы Греты Тунберг и стали экоактивистками. Их объединяет принадлежность к поколению, многие люди в котором переживают за будущее человечества из-за надвигающейся климатической катастрофы.

Необратимость-2050

Нельзя сказать, что голос этого поколения остается без внимания. В 2015 году почти 200 стран договорились ограничить выбросы углекислого газа, чтобы ограничить рост температуры в мире, подписав Парижское соглашение по климату. Но в 2017-м году Дональд Трамп объявил о выходе США из него. Тогда в игру вступил Евросоюз, который решил проявить лидерство в борьбе с глобальным потеплением. Новый председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен провозгласила, что Европа переходит на новый «зеленый» курс. The European Green Deal — это пакт ЕС, предусматривающий законодательные инициативы, в соответствии с которыми Европа должна стать климатически нейтральной, то есть не оказывающей влияния на глобальный климат. Этот план обяжет 27 стран ЕС добиться нулевых чистых выбросов парниковых газов к 2050 году — то есть вся оставшаяся к этому времени эмиссия углекислого газа в атмосферу должна быть скомпенсирована его поглощением, в том числе с помощью высаженных новых лесов.

Углеводороды и трансформация европейской экономики

Тотальную декарбонизацию невозможно представить без почти полного отказа от традиционного ископаемого топлива, в том числе угля, нефти и газа. Выполнение обещаний по эмиссии углекислого газа должно радикально изменить экономику ЕС. Потребуются гигантские вложения в инфраструктуру возобновляемой энергетики, перестройку сельского хозяйства и промышленности. Также европейским странам придется научиться по-новому взаимодействовать с соседями, у которых экологические нормы мягче.

Внутри ЕС такой курс сразу же вызвал споры, появились скептики и противники. Например, «поколение Греты» считает новый климатический закон полумерами и капитуляцией, по словам самой Тунберг, «потому что нельзя торговаться с природой, невозможно заключить сделку с законами физики».

С формулой же «нефть в обмен на экологию», с другой стороны, не согласны многие страны, включая Германию, экономика которых зависит от углеводородов. Польша, чья энергетика зависит от угля, пыталась перенести дату достижения климатической нейтральности на 2070 год. А президент Франции Эммануэль Макрон, наоборот, активно лоббирует новый европейский путь. При этом при реализации этой программы вложения должны разделиться пропорционально: каждая страна сократит выбросы согласно своим возможностям и экономической ситуации. 

Зеленая революция и экономический рост без ущерба для экономики

В интервью Дождю Ральф Фюкс, директор берлинского Центра либеральной современности, объяснил, каким образом Европа может добиться успеха на пути к радикальному снижению выбросов парниковых газов: «Новый курс станет более успешным, если мы хорошо проработаем его экономический аспект. Для этого нужно органично совместить экологическую составляющую с экономической. Глобальные изменения климата заставят поменять экономическую практику, это неизбежный процесс. Такова наша европейская амбиция».

Фюкс — автор популярной книги «Зеленая революция. Экономический рост без ущерба для экологии», в которой он еще в 2013 году предложил использовать в качестве источника возобновляемой энергии солнечный свет, ветер и воду в промышленных масштабах, перевести сельское хозяйство на новые зеленые рельсы, создать инструменты для нового типа промышленности.

По мнению немецкого политика, члена европейского парламента Михаэля Блосса, процесс трансформации необратим, как и создание новой экономической системы — «другого» капитализма и энергетики. Возвращение к модели экономического развития, основанной на освоении природных ресурсов, по мнению Блосса, уже недопустимо: «Пока „зеленый курс“ — лишь декларация о намерениях. Это некие обещания, но все эти обещания сейчас начинают принимать формат законодательных актов. Конечно, мы хотим сделать все как можно быстрее и решительнее, чтобы законы начали работать уже сейчас. Но такова реальность».

Последствия пандемии 

Специалисты из Массачусетского технологического института, изучив данные об эпидемии испанского гриппа в США в 1918–1919 годах, обнаружили, что города, которые наиболее решительно действовали в борьбе с вирусом, после окончания пандемии демонстрировали более высокий экономический рост. Пандемия COVID-19 может сказаться на темпах выполнения европейской программы. По некоторым данным, на восстановление пострадавшей от коронавируса экономики ЕС требуется примерно 10 триллионов евро. Звучат мнения экспертов, что сейчас не время рисковать и вводить более жесткие экологические требования и квоты: спасти бы, что есть. Но есть более оптимистичная точка зрения, что пандемия — это шанс на изменения. Что именно сейчас и нужно перестраиваться.

Ведущий специалист генерального директората по вопросам борьбы с изменением климата Европейской комиссии Сирил Лойзель объяснил, что экология и зеленые технологии должны быть ключевыми в экономической стратегии Европы: «„Зеленый курс“ — вот наша стратегия для экономического роста и прироста рабочих мест. Поэтому мы так много на него ставим сегодня».

А что в России? 

На дискуссии «Пойдет ли Россия зеленым курсом Европы?», которая прошла при поддержке ЕС в рамках фестиваля Ecocup в этом году, участники пытались выяснить, что может сделать Россия для выстраивания зеленой экономики, и получится ли у Европы достичь своих целей без участия нашей страны.

У ЕС уже есть специальные договоренности в области климата с другими регионами, например, с Южной Кореей, Японией, Канадой, штатами Нью-Йорк и Калифорния в США. Для Евросоюза сотрудничество с Россией имеет ключевое значение, так как он до сих пор зависит от импорта углеводородов из России, а Россия — от экспорта энергоносителей в ЕС.

Россия и ЕС должны сотрудничать, чтобы европейский зеленый курс стал возможностью для улучшения двухсторонних отношений как в области экологии, так и в бизнесе, считает глава экономического отдела представительства ЕС в России Лоран Бардон: «Действительно, европейские граждане требуют более активных действий по климату, и ЕС готов к этому. Но какой будет эффект от борьбы с изменениями климата, если к ней не присоединятся соседи и партнеры ЕС? Промышленные производства просто переедут туда, где экологические нормы менее строгие и потребуют меньше затрат. В результате, уровень загрязнения останется на прежнем уровне, а производства в ЕС станет меньше. В самом пессимистичном сценарии ЕС будет вынужден усложнить выход на рынки ЕС для продукции, произведенной неэкологичным способом. Но это не то, что хотел бы Европейский Союз. ЕС стремится к совместной и взаимовыгодной работе со своими партнерами и соседями, включая Россию».

Углеводороды как угроза экономическому партнерству

Европа к середине века планируют добиться нулевых чистых выбросов парниковых газов в атмосферу, а Россия до 2035 года должна увеличить добычу угля до 485-685 миллионов тонн, направив на строительство новых шахт и технологических комплексов по переработке угля 2,5-3,5 триллиона рублей.

Ральф Фюкс видит в сырьевой ориентации российской экономики серьезную проблему: «России трудно уйти от ископаемых видов топлива. Это серьезно подрывает, а, может быть, и разрушает существующие экономические связи между Россией и ЕС. Например, сегодня Германия стала крупнейшим импортером углеводородов. Но если мы переходим на современные виды топлива, то здесь возникает неизбежное противоречие. Возможности России по экспорту газа и нефти пострадают от наших планов. Каково же будущее российской экономической модели? Это серьезный вызов для вашей страны на ближайшие 20-30 лет».

Депутат Европарламента Михаэль Блосс предупреждает, что тесное экономическое сотрудничество между ЕС и Россией может быть под угрозой.

«Европа может в какой-то перспективе стать полностью энергетически независимой от России. И есть страны, которые уже к 2040-у году хотят иметь 100% возобновляемой энергетики. Россия тоже может двигаться в этом направлении. Если мы хотим избежать конфликтов в будущем, то нам надо синхронизировать наши повестки дня», — отметил он. 

Зеленое будущее Европы и возможности для России

Россия уже подсчитывает потенциальные убытки от нового курса, опасается введения таможенных пошлин, сокращения экспорта в ЕС. Снижение энергозависимости от России — это уже сегодняшняя реальность для Европы. Однако руководитель департамента мировой экономики НИУ ВШЭ Игорь Макаров во время дискуссии Ecocup выразил сомнения в перспективе полной декарбонизации Европы без усилий со стороны России в этом же направлении.

«Нам надо смотреть на европейскую зеленую сделку вместе, воспринимать ее как поле для сотрудничества, в первую очередь. Без декарбонизации России не может быть декарбонизации Европы. И, наоборот, декарбонизация Европы может стать важным драйвером для России, чтобы запустить борьбу с экологическими проблемами внутри страны. Например, рациональнее будет сокращать международные выбросы в странах, где это сделать дешевле, чем в Европе, в том числе в России. Но подобные инициативы могли бы стать возможными в случае усиления взаимовыгодного климатического сотрудничества между ЕС и нашей страной», — считает он.

Взаимодействие в этой сфере позволит эффективнее сократить выбросы, кроме того это выгодно с экономической точки зрения, ведь взамен ЕС сможет направить свои инвестиции в низкоуглеродные проекты в России, а Россия получить новые рынки сбыта.

Зеленый экономический рост в XXI веке

Драйвером роста в XXI веке, по мнению экспертов, должно стать сращивание природного капитала страны с высокими технологиями в сельском хозяйстве, лесном хозяйстве и энергетике. Игорь Макаров отмечает колоссальный потенциал водородной энергетики, на которую Россия может сделать ставку.  

По словам Макарова, сотрудничество в этой сфере в будущем может стать основой российско-европейского сотрудничества на десятилетия вперед. Препятствий нет, например, экспорт водорода может полноценно осуществляться по уже существующей газотранспортной системе. Для реализации этой программы не хватает только стимулов, политической воли и системы регулирования. Европа как раз в этом может помочь. В конце концов, от того, как мы будем взаимодействовать дальше, двигаться по тому или сценарию, зависит, какой мы оставим нашу планету «поколению Греты». 

Источник: tvrain.ru